Общественно-политическая газета Тазовского района ЯНАО Издаётся с 3 января 1940 года
09:44 °C
EUR:  USD: 

«На Родину и на мать не обижаются!»

В рамках окружного молодёжного патриотического тур-фестиваля «Димитриевская суббота» в Тазовском побывал лётчик, Герой России Владимир Алимов. На встрече со школьниками района он рассказал о своей жизни.

Про Чернобыль

— Трагедия случилась 26 апреля 1986 года. А уже вечером 27 апреля мы были там. Летели к месту аварии на вертолёте с Байконура более суток и до последнего не знали, куда нас отправляют. Сначала, говорили, что под Киевом горят торфяные болота. Мы даже 4 года не считались «чернобыльцами», потому что у нас в командировочных удостоверениях было написано, что мы летим тушить пожары. Но у меня есть жизненное кредо: «На Родину и на мать не обижаются!»

Почему отправили вертолёты ликвидировать аварию? Потому что посчитали, что если пускать наземный транспорт, то водители должны быть шумахерами и развивать какую-то немыслимую скорость, чтобы выбраться оттуда живыми. Вертолёт всё-таки летает быстрее. Мы сбрасывали на реактор свинцовые болванки. (За два дня Владимир Алимов совершил 35 заходов на реактор, сбросив на него более 45 тонн специального груза, — прим. ред.). За те 3 секунды, что над ним пролетали, температура в кабине успевала подняться до 80 градусов. А снаружи было вообще 1400-1800 градусов…

Потом 8 месяцев мы проходили лечение, а так как получили очень большую дозу радиации, то нас должны были списать из авиации. Но как-то приходит полковник, седой такой, спрашивает: «Ребята, летать хотите?» Мы все в ответ: «Конечно!» И он нам сказал, что вечером в кабинете, где лежат наши личные дела, никого не будет.

Мы все пошли и вырвали листы, где были реальные данные о количестве полученных нами рентген. Оставили те страницы, где были написаны допустимые показатели. Я, помню, оставил себе медицинское заключение, что у меня 31 рентген, хотя на самом деле было, конечно, больше. Так я остался в авиации.

Про Чечню

— Вообще, за 35 лет службы, я 5 лет и 7 месяцев воевал. Таджикистан, Югославия, две чеченские кампании. В Чечне в военных командировках я был пять раз. Сначала дважды как лётчик, потом уже как инспектор, то есть выполнял задачу по подготовке лётного состава непосредственно там, в горах. Сначала я сам выполнял задание, показывал, как это нужно сделать, потом пилоты повторяли. Мы летали туда, куда нельзя было… Молодые были, отчаянные.

Во время контртеррористической операции в Чечне за два месяца я совершил более 250 вылетов. И в основном все ночью. В это время боевики подвозили в населённые пункты боеприпасы, топливо. И вот мы видели эти перемещения и решали, кого, как сказал наш президент, «мочить».

Боевики прозвали меня «Чёрный плащ» и предлагали за мою голову 10 тысяч долларов. Такие листовки были в Грозном, одну из них я сохранил на память.

В октябре 1999-го группа наших спецназовцев попала в окружение. Под прикрытием другого вертолёта мы совершили посадку и под огнём противника провели эвакуацию. (В тот день Владимир Алимов спас 12 военнослужащих. А всего в конце 1999 года — несколько десятков солдат, каждый раз выбираясь невредимым из-под обстрела боевиков, — прим. ред.).

Про награждение

— Приехал в Москву накануне, за ночь на меня костюм военный сшили. У меня же не было его никогда. Не носили мы их, комбинезоны лётные носили.

Стали медали вешать, а их, как назло, накопилось уже к тому времени… Самое главное, что в 4 часа ночи в день награждения будят меня и спрашивают: «А где твоя жена?» Я говорю, что как законопослушная женщина дома она находится, у плиты, с двумя детьми. А мне в ответ: «Срочно её сюда, она тоже в протоколе проведения награждения!» Жена мне и говорит, что приехать не может, потому что ей… нечего надеть. Подняли главу Вяземского района, открыли ночью магазины, одели жену и доставили в Москву!

Привезли меня к 9 утра в Кремль. Минут 20 я репетировал, подходил к манекену со словами «Товарищ верховный главнокомандующий!…» Потом в очереди ждал, шестой или седьмой был. И тут объявляют «Звание Героя Российской Федерации…»

А это же было 22 февраля 2000 года — я, получается, одним из первых получил Звезду Героя из рук Путина!

Про Героя России

— Непросто носить такое звание, понимаешь, что на тебя смотрят. Как на Филиппа Киркорова того же. Конечно, не на улицах Москвы, но в гарнизонных магазинах узнают. Хотя я ещё ни разу в жизни не пользовался льготами Героя России, потому что считаю, это неправильно. Представляете, зайти в хлебный магазин и бабушку отодвинуть, чтобы без очереди, как мне, в общем-то, положено теперь, что-то купить. Представляете, что это такое получится?

Конечно, звание Героя России ко многому обязывает. Поэтому я сейчас с удовольствием езжу по городам и посёлкам, как ваш, общаюсь с молодёжью. И всем и всегда буду говорить, что страна, Россия, у нас самая лучшая!

Автор: Константин Коков, Роман Ищенко (фото)