Общественно-политическая газета Тазовского района ЯНАО Издаётся с 3 января 1940 года
11:31 °C
EUR:  USD: 

И ради науки, и ради всего Ямала

В июле в Тазовском районе работала группа специалистов лаборатории криогенных процессов Института криосферы Земли Тюменского научного центра СО РАН. Учёные оценивали устойчивость торфяников, расположенных в районе автодороги Тазовский-Газ-Сале, к воздействию человека на фоне климатических изменений.

Жители района, регулярно путешествующие из Газ-Сале в Тазовский и обратно, в последние годы могут наблюдать, как в летний период меняется тундровой ландшафт в нескольких километрах от перекрёстка автодороги. Визуально особенно хорошо это видно сверху: кажется, будто кто-то нарезал участок земли на несколько десятков кусочков. И с каждым летом расстояние между ними только увеличивается. Это, если говорить научным языком, полигональные торфяники, которые и стали предметом исследования группы учёных.

— В Тазовском районе мы работаем с 2016 года:начали с Программы комплексного изучения Гыданского полуострова, составленной Тюменским государственным университетом по заказу Правительства ЯНАО. Тогда же обнаружили и торфяники с постепенно тающим льдом. Сразу стало понятно, что они разрушаются, и решено было вести мониторинг за их состоянием. В этом году мы получилисовместный грант от Российского фонда фундаментальных исследований и автономного округа и продолжаем здесь работу. В июле провели начальный этап изысканий, планируем в сентябре вновь приехать и продолжить исследования, — поясняет ведущий научный сотрудник Института криосферы Земли Тюменского научного центра СО РАН Артём Хомутов.

Полное название проекта — «Оценкаустойчивости полигональных торфяников северной части Пур-Тазовского междуречья к антропогенному воздействию на фоне климатических изменений». Антропогенное воздействие-это и есть та самая автодорога, проложенная здесь в начале нулевых. Именно она, по мнению учёных,  стала одной из причин того, что торфяник стал разрушаться, и с каждым годом его полигоны расходятся всё дальше друг от друга.

В обычных условиях в каналах между полигонами торфяника в летний период скапливается вода, потом зимой она замерзает, и, соответственно, её объём увеличивается, формируются жилы льда, что и «раздвигает» постепенно землю. По данным учёных, мощность таких жил льда может доходить до пяти метров. Сейчас же лёд на многих участках стал вытаивать, местами очень быстро.

— Но сейчасне стоитговорить о том, что сами торфяники негативно влияют на трассу, даже несмотря на близость этого участка. Дело в том, что сток воды идёт в сторону от дороги и поэтому особо не оказывает воздействия на качество дорожного полотна. Хотя, по пути в Новый Уренгой есть участки, которые, несмотря на постоянный ремонт, всё равно каждое лето расползаются. Это происходит, в том числе и из-за того, что дорога перекрывает торфяники и там происходит вытаиваниельда и, соответственно, деформация почвы, — говорит Артём Хомутов.

Но, как часто бывает, одной причины недостаточно. Кроме человека, свою роль сыграла и природа. Как считают специалисты, жаркое лето 2012-го и особенно аномальное лето 2016-го, когда температурные рекорды ставились по всей Западной Сибири, в том числе поспособствовали разрушению торфяников. Климат меняется: об этом можно судить даже на примере этого года, когда в конце мая уже установилась тёплая погода, а столбик термометра поднимался выше 20 градусов. Но учёные уверяют, чтопереживать из-за жаркой погоды не стоит. В ближайшие годы и десятилетия никаких глобальных изменений произойти не должно – это в общем. А если говорить о частном, то те самые торфяники возле автодороги по пути вГаз-Сале не разрушатся.

— С нашей точки зрения — процесс потепления, безусловно, идёт, но не в таких серьёзных масштабах и не в том смысле, который вкладывают многие. Всегда друг друга сменяют циклы потепления и похолодания. Климат меняется, и мы сейчас как раз живём в эпоху такого потепления, но ничего катастрофичного в этом нет, потом наступит время похолодания. Если уж совсем просто, то ледниковый период в будущем никто не отменял, — отмечает кандидат геолого-минералогических наук Артём Хомутов.

В июле в полевых исследованиях принимали участие пять специалистов. Они провели измерения глубины протаивания на торфяниках, сняли промежуточные данные по температуре многолетнемёрзлых пород с датчиков, установленных в скважине. Также была произведена аэросъёмка с квадрокоптера, чтобы оценить изменения рельефа, и описан состав растительного покрова на торфяниках.

Впереди – более масштабный выезд. В сентябре планируется продолжить исследования. Предварительно в Тазовский район должен высадиться десант из 10 учёных, которые проведут всесторонний анализ происходящих изменений в торфяниках.

Главный вопрос, который всегда возникает у обывателей, когда они слышат о подобных исследованиях: «Зачем? Какая в этом практическая польза?».

— После осенней части полевых исследований научные сотрудники нашего института, приглашённые специалисты, будут обрабатывать полученные результаты. Как понятно из названия нашего проекта, мы как раз попытаемся не только оценить, как ведут себя сейчас торфяники в результате климатических изменений и человеческого воздействия, но и сделать прогноз на будущее. В дальнейшем результаты наших исследований могут быть взяты за основу Правительством Ямало-Ненецкого автономного округа при планировании дальнейшего развития региона в части, касающейся строительства новых автомобильных дорог, прокладывания трубопроводов, — резюмирует руководитель группы, ведущий научный сотрудник  Института криосферы Земли Тюменского научного центра Сибирского отделения Российской академии наук Артём Хомутов.

Вот так установленный датчик, следящий за изменением температуры на глубине трёх-пяти метровв торфяниках, может послужить не только науке, но и развитию всего Ямала. Советское прошлое, когда зачастую строили, чтобы построить, бурили, чтобы пробурить – не обращая внимание на природу, к счастью, ушло. Сегодня все процессы требуют научного обоснования, поэтому и выделяются гранты, проводятся исследования – это всё вклад в будущее региона.

Автор: Константин Коков, фото предоставлено участниками научной экспедиции