Общественно-политическая газета Тазовского района ЯНАО Издаётся с 3 января 1940 года
14:37 °C
EUR:  USD: 

Без единого гвоздя!

В одну из мартовских поездок в Тазовскую тундру мы смогли понаблюдать за процессом изготовления нарт. Оленевод Вадим Тибичи рассказал о тонкостях ремесла

— Жалко, конечно, что Слёт оленеводов отменили. Мы готовились, трассу сами сделали, оленей отбирали. Тех, которые послабее, сразу отсеивали, из остальных – самых быстрых нашли, — обтёсывая заготовки для нарт, рассказывает Вадим Тибичи.

До этого года он несколько раз участвовал в гонках на оленьих упряжках, призовые места, правда, не занимал, зато его сестры были в числе лучших. Все нарты, на которых оленевод участвовал в соревнованиях, он всегда изготавливает сам.

— Сначала дерево выбрать надо. В принципе любое подойдёт, главное, чтобы не сухое было, иначе быстро сломается. Потом нужно его обработать, сучья все обстругать, — не отвлекаясь от процесса, объяснял тундровик.

Длина самих полозьев составляет примерно 2,5 метра – на них уходит два карликовых северных деревца, на ножки – ещё один ствол, и ещё два дерева – на верхние перекладины. Всего – пять. Самый трудоёмкий процесс в начале, когда нужно подготовить все детали, обтесать их, просверлить ручной дрелью пазы для ножек и загнуть полозья, чтобы нарты легко скользили по тундре. Для этого оленеводы разводят костёр, над которым держат заготовки, обвязанные верёвкой. Дерево от огня размягчается, и его постепенно загибают вверх, пока не образуется достаточный подъём. Остывая, полозья сохраняют ту форму, которую им придал мастер.

— На изготовление одной нарты уходит примерно неделя. Нет, конечно, если бы только этим заниматься, то намного быстрее было бы. Но надо же оленей собрать, на охоту или рыбалку съездить, так что семь дней мастерю. После того, как все детали нарт готовы, собрать их очень легко, — отмечает Вадим Тибичи.

И правда, финальный этап сборки нарт напоминает лего-конструирование. Каждая деталь накладывается на другую, загоняется в заранее просверленные пазы, и всё – традиционное транспортное средство коренных народов Севера готово!

В каждой семье есть несколько видов нарт: детские игрушечные – их мастерят маленькие оленеводы, постигая тем самым азы тундровой жизни, мужские и женские – где перевозятся личные вещи, грузовые и ездовые — они различаются по количеству ножек, чем их больше – тем больше груза можно увезти. Особняком и в прямом, и переносном смысле, стоят священные нарты. Они обычно располагаются на значительном расстоянии от чума или балка и обязательно лицевой стороной к центру стойбища.

— Там «живут» наши боги, которые помогают нам, чтобы олени были здоровы, чтобы в семье всё было хорошо. Женщинам нельзя их сзади обходить, поэтому и стоят так далеко. Вот сейчас как раз делаю новую нарту, которой заменю одну из священных. Ей лет семь, уже не такая прочная, лучше новую сделать, — объясняет Вадим Тибичи.

Пока он мастерит, рядом с ним всё время крутятся маленькие племянники. Внимательно наблюдают, подают инструменты, спрашивают, что и как делает их дядя. Детские нарты в этом стойбище уже есть, значит, древнее ремесло продолжает жить, а мастерство изготовления передаётся из поколения в поколение. Да, снегоходы и сани стали такими же привычными транспортными средствами, но нарты – это что-то большее: часть традиционного уклада жизни коренных жителей Тазовского района, который, несмотря на проникновение цивилизации, бережно сохраняется тундровиками.

Автор: Андрей Аркадьев, Роман Ищенко (фото)