Общественно-политическая газета Тазовского района ЯНАО Издаётся с 3 января 1940 года
20:50 °C
EUR:  USD: 

Какое будущее у тазовской рыбы?

Почему рыбы в реках Тазовского района становится меньше? Можно ли восстановить популяцию муксуна, и не повторит ли другой вид рыбы судьбу северного деликатеса? Ответы на эти вопросы дали учёные, которые полтора месяца исследовали биоресурсы тазовских рек.

Кто исследует

По богатству сиговых Тазовский бассейн уступает только Оби. Однако любые запасы можно истощить интенсивным и бесконтрольным выловом. Чтобы понять, сколько рыбы можно ловить без ущерба для её популяции, проводятся научные исследования. Всероссийский научно-исследовательский институт рыбного хозяйства и океанографии (ФГБНУ «ВНИРО») — базовое научное учреждение рыбохозяйственной отрасли России, которое объединяет 29 научных организаций по всей стране. Институт проводит комплексные научные исследования во всех рыбохозяйственных бассейнах России, разрабатывает биологические обоснования объёмов допустимых уловов.

Ежегодным мониторингом сиговых рыб в тазовских реках занимаются специалисты Тюменского филиала ВНИРО.

Что исследуют и зачем

Наблюдения за популяцией сиговых рыб в реках нашего района проводятся с 70-х годов прошлого века. Оценка запасов биоресурсов позволяет рассчитать тот объём добычи рыбы, который не нанесёт ущерба её численности.

Сначала этим занималось Ханты-Мансийское отделение института, а после его расформирования с 90-х годов в экспедиции стали ездить учёные из Тюмени. Основные наблюдения проводятся на промысловых участках рыбодобывающего предприятия «Тазагрорыбпром» — в августе специалисты выезжают на пески и собирают материал.

— В этом году совпали два направления исследований: кроме сиговых, нам добавили наблюдения по другим видам промысловых рыб. К сожалению, ситуация такова, что сиговых становится мало, и промысел приходится ограничивать. А раз добыча белой рыбы уменьшается, предприятиям что-то ловить надо, то стоит вопрос об увеличении лова других видов рыб, чёрной, как здесь её называют. Это язь, щука, плотва, елец, ёрш, окунь, налим, — рассказывает руководитель экспедиции, заместитель заведующего лабораторией рыбохозяйственной экологии Тюменского филиала ВНИРО Павел Кочетков.

Где исследуют

Зона ответственности Тюменского филиала ВНИРО — Обь-Иртышский бассейн с эстуариями Карского моря. С июля экспедиция в составе четырёх научных сотрудников учреждения буквально жила на местных реках, проводя исследования на различных биотопах.

— Высота воды позволяет проводить оценку не только на магистральном водотоке, но и на саровой системе. Мониторинг вёлся на множестве участков — контрольный лов проводили на рыбоугодьях «Тазагрорыбпрома», на импровизированных точках, которые нам показались перспективными. Это даёт возможность более качественно определить состояние водных биологических ресурсов, — утверждает специалист лаборатории рыбохозяйственной экологии Тюменского филиала ВНИРО Александр Таскаев.

Протяжённость магистрали, которую учёные исследовали полтора месяца, — более 200 километров, примерно до устья реки Худосей Красноселькупского района. Кстати, реки соседнего района специалисты тоже должны были изучить: запасы рыб двух территорий взаимосвязаны, да и основные места нереста белой рыбы — это как раз реки Красноселькупского района.

— Полутора месяцев на всё не хватило. Дошли до реки Часельки, развернулись обратно, чтобы основательно поработать на промыслах вашего района. Особенность года — большая вода, рыба долго стоит в сарах, — делится наблюдениями Павел Кочетков.

Сара — так по-научному называются озёроподобные разливы рек. Чёрная рыба здесь нерестится и нагуливается.

Как исследуют

Чтобы рассчитать объёмы, которые можно вылавливать, надо знать численность рыбы. А чтобы её посчитать, надо провести долгую и кропотливую работу. Лучше всего, как говорят учёные, это делать в замкнутых водоёмах — в озере, например, можно подсчитать абсолютную численность рыбы. Но сделать это в речке, где рыба поднимается и спускается, намного сложнее, и узнать точное количество нереально. Но можно, например, посчитать молодь на промысловых песках и уже дальше с помощью формул вывести приблизительную численность «населения» реки.

Специалист лаборатории Александр Таскаев демонстрирует принцип работы рыбопоискового комплекса «PanCor»

Для этого используют новейшие технические средства — один из лучших в мире эхолотов и программно-технический комплекс «PanCor», который помогает количественно оценить запасы организмов, живущих в воде, гидроакустическим методом в реальном времени. Помимо новинок, учёные используют традиционные орудия лова — невод, а также комбинированные вставные сети для оценки размерно-возрастного ряда каждого вида рыбы.

— Рыбопоисковый комплекс «PanCor» позволяет проводить наблюдение за поведением рыб и оценить интенсивность их суточной миграции. На приборе есть два датчика вертикальной и горизонтальной съёмки. Они опускаются в воду, данные с них поступают через системный блок на монитор, и уже там проводится статистическая обработка данных, — показывает принцип работы оборудования Александр Таскаев.

Для полноты картины о состоянии рек также берутся пробы воды, грунта и планктона, которым питается рыба. Для этих работ используется ещё один инструмент гидробиологов — дночерпатель Петерсена. В раскрытом виде его опускают на дно, когда ковш коснулся грунта, его закрывают и тянут вверх — таким образом берётся соскоб верхней поверхности подстилающих грунтов, в которых сконцентрирована основная кормовая база.

С помощью дночерпателя берётся соскоб верхней поверхности подстилающих грунтов, в которых сконцентрирована основная кормовая база рыбы

— Глубина взятия пробы — 4 метра. Грунт промываем и смотрим, что осталось: ракушечник мелкий, зообентос — личинка комара, малощетинковые черви, моллюски. Таких проб мы набрали сотню из разных мест и проток, — показывает пробирки научный сотрудник института.

В ходе экспедиции учёные работают не только с новейшими техническими средствами. Много интересного можно узнать из общения с местными жителями, которые являются рыбаками во втором-третьем поколении, с бывшими сотрудниками рыбоохраны, с руководителями рыбодобывающих предприятий. Конечно, рассказы и мнения к научному исследованию не приобщить, но общую картину понять можно.

Павел Кочетков, заместитель заведующего лабораторией рыбохозяйственной экологии Тюменского филиала ВНИРО:

— Раньше использовали другие подходы к управлению запасами: давали определённое количество орудий лова, неводных песков ограниченное количество было, поэтому и запасы рыбы оставались. В последние годы многое упущено, нормы вылова частные рыбаки не соблюдают, браконьерство цветёт, желающих брать рыбу становится больше. Получается, что сейчас пойма богатейшего Таза с огромным количеством водоёмов без присмотра, отсюда и бесконтрольный промысел.

Александр Таскаев, специалист лаборатории рыбохозяйственной экологии Тюменского филиала ВНИРО:

— Чтобы посчитать рыб счётными палочками не обойтись, нужен комплексный подход. В первую очередь надо обратиться к запасам молоди — если она есть, значит, промысловое стадо хоть и эксплуатируется, но всё-таки успевает самовоспроизводиться и восстанавливаться. Нужно сравнивать объём промыслового стада и объём молоди на единицу площади. Дают ли рыбе дойти до нерестового места, отнереститься и вырасти молоди — всё зависит от поведения хозяйствующих субъектов и сознательности рыбаков.

С чёрной рыбой всё хорошо…

Образцы проб грунта, воды, кормовой базы — всё, что собрано на первичном этапе исследования, учёные увезут в лабораторию. И уже там специалисты, обработав весь материал и данные, соберут результаты экспедиции в большой отчёт. Но это будет не раньше, чем через полгода, а пока можно говорить о тех выводах, которые учёные сделали на основе увиденного.

В разных местах и протоках учёные за полтора месяца собрали сотню проб грунта, воды, кормовой базы

— Запасы чёрной рыбы есть. Много язя, особенно в последние год-два — удивительно, раньше такого не отмечалось, ещё много крупного окуня, плотвы, щуки, ельца. В Тазовском районе почему-то слабо используется налим, хотя его запасов тоже много. Нынче тёплая вода долго держалась, он плохо шёл на песках, потому что как хладолюбивый вид отстаивался в ямах. Для щуки благоприятные гидрологические условия, хотя она здесь растёт медленнее, чем на юге. И это надо учитывать при расчёте квот, чтоб успевала восстанавливаться, — делится наблюдениями руководитель экспедиции.

…а у белой проблемы

Нерестилища белой рыбы находятся в реках Красноселькупского района. Нагуливаться она приходит в наши водоёмы, а зимует в Тазовской губе. Летом рыба поднимается выше по течению, кормится в сарах и выходит на промысловые пески. Особенно богат на уловы участок Надо-Марра — это отмечают и рыбаки, и учёные: там все рукава собираются в узкое место, рыба идёт валом по одному руслу. На остальных песках много проток и рыба может идти обходными путями мимо неводов рыбаков.

— Почти полностью исчез тазовский муксун, внизу единицы попадаются, но уже даже на нерестилищах не встречаются ни производители, ни личинки. Тяжёлое состояние у нельмы, попадается очень редко, производителей практически нет. Щёкур в плачевном состоянии, опасаемся, как бы он не повторил судьбу муксуна: на нерестилище мало производителей поднимается, почти нет личинок. Раньше это самый ходовой вид был, но массовый лов на магистрали, в том числе браконьерами, подорвал запасы. Снижается численность сырка, да и измельчал он. Пыжьян держится ещё, популяция ряпушки тоже хорошая, несмотря на интенсивный лов. Ряпушка — краткоцикловый вид и может быстро восстанавливаться, в отличие от щёкура. Хотя если и её бесконтрольно вылавливать, можно снизить запасы. Мы видим, что по ценным сиговым ситуация неблагоприятная, и какие-то меры обязательно надо принимать, — резюмирует Павел Кочетков.

Меры для восстановления популяции белой рыбы будут приниматься на уровне властей округа и федерации, основываясь на результатах научных исследований.

Газопровод не виноват?

Вопреки расхожему мнению количество рыбы уменьшается не из-за деятельности предприятий ТЭК, уверены учёные. В пробах воды, взятых в реках, рядом с которыми расположены месторождения, загрязнения не обнаружены. В пробах донных грунтов живёт сообщество организмов, чувствительное к любым негативным факторам, и они бы исчезли в случае загрязнения воды.

— В 2017 году работали на одном газопроводе, который расположен в пойме реки и в сарах. Изучали, измеряли поле — физики нам помогали, вокруг трубы поле есть, но очень слабое, рыба там спокойно проходила. На реке Русской смотрели, где есть скважины и работает месторождение — нарушений не нашли, — рассказывает учёный.

Как сохранить рыбу?

Главная причина снижения популяции рыбы, по мнению учёных, — бесконтрольный лов браконьерами. Если раньше незаконную добычу пресекали рыбинспекторы, то после ликвидации поста рыбоохраны в Тазовском никто не мешает ловить в любых объёмах. Рыбу вылавливают в разных местах круглый год, зачастую не давая ей отнереститься.

— Кроме того, никто не проверяет орудия лова у браконьеров — мы обнаружили, что рыбаки Красноселькупского района используют сети с недопустимым размером ячеи, значит, много ловят маломерной рыбы, которая ещё не успела нагуляться, — говорит Павел Кочетков.

Для сохранения белой рыбы нужны комплексные меры, уверены представители науки: одно ограничение вылова уже не поможет. Особенно для длинноцикловых видов, таких как щёкур, который созревает для нереста лет в шесть-семь.

Снижать объёмы вылова, следить за их соблюдением, повышать искусственное воспроизводство — по мнению учёных, только такие меры помогут восстановить численность вкусной северной рыбы.

Автор: Елена Герасимова, Роман Ищенко (фото)