Общественно-политическая газета Тазовского района ЯНАО Издаётся с 3 января 1940 года
20:07 °C
EUR:  USD: 

Андрей Головнёв: В Тазовском районе я «утонул» в фольклоре

43 года назад он побывал в Тазовском районе в большой экспедиции и буквально «утонул» в фольклоре. В начале сентября этого года состоялась новая экспедиция, цель которой — напитаться знаниями о жизни современных кочевников и эмоциями для завершения работы над учебником «История и культура Ямала».

Об учебнике, научной деятельности и туризме мы поговорили с известным исследователем Севера, российским этнологом и антропологом, директором старейшего музея России — Санкт-Петербургской кунсткамеры — Андреем Головнёвым.

— Андрей Владимирович, начнём с учебника, который вы сейчас готовите. Кому принадлежит идея его создания?

— Это не моя идея. Региональный институт развития образования предложил возглавить группу, и я счёл своим долгом по отношению к Ямалу принять участие в этом проекте.

В состав рабочей группы также вошли учёные и исследователи из Салехарда, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Тюмени. Каждый из нас в течение своей профессиональной карьеры занимался изучением археологических памятников на территории округа, исторических источников и архивных материалов.

— На какой стадии сейчас работа над учебником?

— На финальной стадии. В основном линейка готова, остался фрагмент девятого класса и упаковка одиннадцатого, поскольку последний — это живая история. Мы буквально отслеживаем её день за днём. Более того, мы не столько пишем, сколько «монтируем» информацию, потому что было принято решение, что живая история говорит живыми голосами. Это голоса всё ещё здравствующих творцов истории последних лет, в том числе политиков, людей искусства и деятелей других областей. Ещё будет серьёзная работа по отбору иллюстраций, потому что учебник должен «говорить» изображениями не меньше, чем текстом. Картинки иногда застревают в памяти больше и на дольше, чем слова. Мы, авторская группа, надеемся, что этот учебник гармонично впишется в школьную программу. Его синхронизировали с другими учебниками по истории и распределили так, чтобы было удобно школьникам.

Андрей Головнёв — российский этнолог и антрополог, доктор исторических наук, директор музея антропологии и этнографии РАН, автор нескольких научных книг

Начинаем с этнографии — диалогов народов в пятом классе. В шестом классе погружаемся в археологию — от каменного века до средневековья. Затем всё просто: седьмой класс — семнадцатый век, восьмой — восемнадцатый, девятый — девятнадцатый, десятый — двадцатый. Выпускной класс — концептуализация северности, это одна из основных идеологий нашего учебника. Мы рассматриваем Север не из далёких столиц, а напротив: Север глазами Севера. Более того, я — убеждённый сторонник того, что Север для России является основным измерением. Отсюда развивалась и Русь, и Российская империя усилиями Петра Великого. Север в этом отношении является основой, а не дальней окраиной. Этот взгляд нов. Думаю, для северян, для их детей это очень значимо.

Ещё один принцип, который мы вкладываем в учебник, — диалог между народами, причём равный диалог. Нет старших и младших, все народы общаются друг с другом, у каждого своя точка зрения. Нет раз и навсегда установленной правды или истины. Всё меняется. Всё динамично.

Третий принцип, который мы вводим в учебник, — прямая речь. Мы очень любим портреты — как говорят в кино, крупные планы. Это позволяет забраться в сознание твоего героя. Мы бы очень хотели, чтобы наши ученики читали историю глазами персонажей, которые эту историю когда-то творили.

— Вы не первый раз в Тазовском районе, когда впервые побывали, какие остались впечатления?

— Тазовский район — это место, где я в 1979 году начинал серьёзную этнографическую работу. Это была очень интересная экспедиция! Я «утонул» в фольклоре. Это было моё глубокое впечатление, как у человека, который нырнул, дна не увидел, но начал что-то понимать. Шаг за шагом, дальше, дальше, открывается мир, ты начинаешь прозревать, начинаешь что-то слышать.

Я встретился и подружился с великолепными сказителями, носителями ненецкого фольклора, кстати, молодыми — Лёня Лапсуй, Евадю Оковай, Пудеку Салиндер. Очень благодарен им, а также всем тем, кто отдавал мне свои знания, свою жизненную энергию, многому меня научили. Я тогда не имел целью написание книги, просто узнавал всё подряд, мне было интересно абсолютно всё. Каждый человек был для меня открытием нового мира. Результатом той работы стала книга «Кочевники тундры. Ненцы и их фольклор».

— Сейчас Вы приехали в Тазовский район в экспедицию. Что вам как учёному удалось узнать, увидеть, почувствовать и что хотелось бы дальше узнавать?

— В этот раз в экспедицию я отправился с моим другом Сергеем Харючи, он неслучайно оказался моим партнёром. Он — уроженец этих мест. Я говорил уже про крупный план, про портрет. Мне очень хотелось увидеть район, реку Таз, тундру глазами Сергея Николаевича. Я не буду пока открывать все тайны, но, поверьте, это интереснейшая философия современного кочевника. Человека, для которого простор, идеология больших пространств являются основой. Он по-своему понимает пространство, расставляет свои акценты, которые принципиально важны для этой философии северянина.

Учёный уверен, что на месте, где 27 сентября 1962 года был обнаружен первый газ Ямала, необходимо открыть музей под открытым небом. Но сначала скважину и территорию вокруг неё необходимо облагородить

Многие частные наблюдения мне тоже представляются важными. Например, здесь 27 сентября 1962 года впервые забил газовый фонтан. Это же эпохальное явление для России, для Севера, для планеты вообще! Это место должно быть святилищем. Сюда должно происходить паломничество людей, которые хотят понять, откуда пошла нефтяная и газовая индустрия России. Мне кажется, это очень сходится с задачами учебника. Учебник — это не только буквы, это мысли, поведение, жизнь в истории. И если ученики и учителя тазовских школ примут участие в обустройстве этого святилища современной истории — а там есть что прибрать и где навести порядок, — это будет замечательно! Сейчас там металлолом, о который можно пораниться. Это хорошо, что он сохранился. Но надо пригласить эксперта по технологиям газодобычи и восстановить это так, чтобы приехавший случайный путешественник, турист, школьник, кто угодно, почувствовал себя в той эпохе открытия, в 1962 году, в той атмосфере. Это, на мой взгляд, то, что вы можете сделать.

— Поговорим немного о туризме. Сегодня активно развивается внутренний туризм, многие северяне ездят в Санкт-Петербург. Чем им может быть интересен ваш музей?

— Музей антропологии и этнографии (кунсткамера) — это старейшее научное учреждение России. С него началась российская наука.

С этого музея начиналось музейное дело вообще, то есть мы — мать музеев. Нам больше трёхсот лет. Нас создал Пётр Великий. Кунсткамера — это такое интеллектуальное княжество, у которого свой календарь, свои обряды, свои ценности. Вот почему к нам обязательно нужно зайти! Это как побывать в храме знаний и науки. Пётр говорил: «Хочу, чтобы смотрели и учились».

Россия — северная страна, поэтому северяне — это не только те, кто живёт за полярным кругом. Мы — самая северная страна планеты, и наша идентичность должна начинаться с этого. Сейчас в музее создаём новую экспозицию, которая называется «Имперский зал народностей России или многонародная Россия», я являюсь руководителем проекта. Думаю, будет очень интересно. Причём многое связано именно с Севером, потому что открытие Севера в какой-то степени было открытием России — страна узнала, как она богата культурами и народами. Открытие этого зала состоится 2 ноября.

Автор: Мария Демиденко,
фото из архива сз и открытых источников