Общественно-политическая газета Тазовского района ЯНАО Издаётся с 3 января 1940 года
12:43 °C
EUR:  USD: 

Виктор Москвин: Я дорожу каждым мгновением жизни!

Виктор Москвин в числе 90 ветеранов Севера стал обладателем юбилейного памятного знака. Награды вручали людям, внёсшим значительный вклад  в развитие Ямала.

Детская мечта

1 апреля 1949 года в посёлке Берёзово в Ханты-Мансийском автономном округе на свет появился маленький Витя Москвин. Спустя какое-то время, семья переехала в Уват, который стал второй родиной. Там Витя пошёл в школу, там же в старших классах написал судьбоносное сочинение, в котором рассказал о своей большой мечте – стать военным лётчиком.

— В юные годы увлекался чтением, прочитал много книг о военных лётчиках, большое впечатление на меня произвёл подвиг Маресьева, тогда-то я и подумал: почему бы не стать лётчиком? Мой отец ушёл на партийную работу и считал, что пойду по его стопам. В школе я был секретарём комсомольской организации. Тогда было так заведено: сын каменщика должен быть каменщиком, сын первого секретаря — первым секретарём. А мама хотела, чтобы я стал стоматологом. После 8 класса поехал в Екатеринбург готовиться к поступлению в медицинский, но вернулся обратно и продолжил учёбу в школе. Тогда-то и написал сочинение о том, что хочу стать военным лётчиком, мне это казалось романтичным. Как раз в то время началось освоение Севера, на Сургут летали самолёты Ан-12 — они такой шлейф инверсионный оставляли от выхлопных газов: смотришь и любуешься. Один за другим летят и летят, так хотелось быть там! Когда я окончил школу, мне папа дал рекомендацию в высшую партийную школу. А отца ослушаться было невозможно, он всю войну прошёл, дошёл до Берлина, был стрелком, — вспоминает Виктор Москвин.

Отправившись поступать, Виктор Николаевич с братом и другом в аэропорту Тюмени увидели объявление о том, что проводится набор в лётное училище. Как пройти мимо?! Вот она мечта детства, близка как никогда!

— Правда, набирали не в военное, а в гражданское лётное училище, но тогда это уже не имело значения. Мы подали документы, но в лётное не прошли, попали в техническое. Когда с братом поступили и приехали домой, в Уват, папа удивился и спросил: «А почему так быстро приехали?» Я рассказал, что мы поступили в лётное училище. Папа нахмурился, но сказал: «Ладно, быть тому». Он надолго затаил обиду. А потом всё-таки оттаял. Я каждый год приезжал в мае на парад и, когда шёл с ним рядом в лётной форме, он с гордостью говорил: «Это Виктор, мой сын, уже командир звена», — рассказывает Виктор Николаевич.

Через тернии к звёздам

Учась в Иркутском лётно-техническом училище, Виктор Москвин не оставлял надежды стать лётчиком. Несколько раз порывался подать документы в лётное училище, но педагоги не дали это сделать. В 1970 году, получив диплом, молодой авиатехник попал по распределению в Тюмень, в аэропорт Рощино.

— Тогда в Тюмени только зарождалась авиация. Там было 12 самолётов Ан-12, они постоянно летали на Север — в Мыс Каменный, в Сургут. Я работал авиатехником, но мечта о небе не покидала. Решив всё-таки стать пилотом,  пошёл в ДОСААФ, там было парашютное звено и планеры. Сначала мы были планеристами, потом стали летать на Як-12. После завершения двухгодичного обучения нам выдали свидетельства пилотов лёгкомоторной авиации. Мне предлагали летать бортмехаником, но хотелось стать пилотом, потому что бортмеханика везут, а пилот сам везёт, — говорит отличник воздушного транспорта.

Но как стать лётчиком, если в то время действовал приказ: лица, окончившие высшие и средние специальные учебные заведения гражданской авиации, в лётные школы не принимать. Казалось, судьба проверяет юношу на прочность и на верность мечте.

Чтобы добиться своего, Виктор Москвин обратился в военкомат и, поскольку имел свидетельство пилота лёгкомоторной авиации, сменил военно-учётную запись в военном билете с технической на лётную. В итоге с третьей попытки он получил разрешение поступить в лётное училище.

— Я был на седьмом небе от счастья! Тогда не хватало пилотов, и при лётных училищах открыли специальный набор, где за полгода готовили лётчиков. Подал документы в Омское лётное училище, но на медкомиссии меня «срезали» из-за проблем со здоровьем. В Тюмень вернулся со слезами на глазах. Но не отступил, прошёл лечение и через полгода снова поехал в Омск поступать. Наконец-то меня приняли! После окончания встал вопрос: куда ехать работать? Мне хотелось в полярную авиацию — в Мыс Каменный, но знакомый посоветовал отправиться в тогда неизвестный посёлочек Тазовский, я согласился. До сих пор помню, как добирался сюда: три часа летели из Салехарда. Прилетаем, ночь, ничего не видно. Садимся на ледовую полосу. Сейчас начало декабря, но лёд на реке тонкий, а тогда в начале ноября уже садились на лёд, — вспоминает Виктор Москвин. – Первое, чему меня в Тазовском научили, — читать карту, потому что тогда не было навигации, пилотировали самолёты только по карте. Этому же я учил тех, кто приезжал после меня.

Работа за Полярным кругом

В 1974 году Виктор Москвин приехал в Тазовский, спустя два с половиной года стал командиром звена. В те времена в Тазовском авиапредприятие было одним из градообразующих, в нём трудились порядка тысячи человек. Звенья авиаторов были разбросаны по нескольким посёлкам: Газ-Сале, Тарко-Сале, Красноселькуп, Толька. Только в райцентре базировались 18 самолётов Ан-2 и 22 вертолёта Ми-8. Все они, вспоминает ветеран воздушного флота, стояли в тундре. Зимой и летом самолёты взлетали и садились на реку. Металлическую взлётную полосу начали сооружать в 1974 году.

— Те, кто всю жизнь летал на гидросамолётах, боялись взлетать и садиться на узкую полосу, с которой самолёт могло сдуть боковым ветром. Поэтому нас, молодых, посадили на обычные самолёты. В то время в Тазовский начали поступать первые вертолёты Ми-8, и я пошёл переучиваться. В январе 1980 года стал командиром Ми-8. Надо сказать, разница в управлении этими двумя машинами большая. Я всегда говорил: с Ан-2 можно на «ты», а с Ми-8 только на «Вы». На Ми-8 движения должны быть ласковые, он не любит грубости. Этот вертолёт был придуман, чтобы не строить площадок — он везде может сесть. За это качество его и ценят во всём мире, — говорит пилот.

И в 1992 году Виктор Москвин в этом убедился.

Охота к перемене мест

В те годы тазовские авиаторы начали ездить в заграничные командировки.

— Когда приземлились в Анголе, выходим, а земля красная. Я был шокирован, так непривычно, буквально марсианские пейзажи. У африканцев, которые прилетали к нам на тренировки, была похожая реакция: они думали, что земля красная, а здесь-то она чёрная. В Анголе почти год обеспечивали работу миссии ООН, возили офицеров. Было перемирие, а потом началось обострение конфликта, пришлось заниматься эвакуацией, — вспоминает Виктор Москвин.

В перестроечные годы авиаотряды стали расформировывать и сокращать, предприятие несколько раз было реорганизовано. Заказов, а значит, и работы не было. В 2001 году Виктор Москвин написал рапорт с просьбой перевести его из командира отряда в рядовые в связи с отъездом в заграничную командировку. В 2005-м он ушёл на заслуженный отдых, но остался в ставшем за долгие годы уже родном Тазовском.

Душой прикипел к Северу

В этом году Виктору Москвину присвоено звание «Почётный гражданин Тазовского района».

— Я душой прикипел к этим местам — здесь друзья, знакомые, здесь моя родина. Родился на Севере, поэтому не представляю себя нигде больше. И не собираюсь уезжать отсюда. Север — это сказка, меня тянет сюда снова и снова, здесь столько неизведанных мест, и такая красота, что душа поёт! Рыбалка, охота, а самое главное — люди. Сейчас я помогаю тазовским ветеранам и пенсионерам и чувствую, что это моё призвание, — признаётся председатель Совета ветеранов Тазовского района Виктор Москвин.

Как общественник Виктор Николаевич курирует вопросы патриотического воспитания молодёжи. Часто на встречах он с удовольствием рассказывает школьникам о профессии пилота. Кто знает, быть может, его история станет для кого-то таким же примером, как для самого Виктора Москвина стал пример Маресьева. Оглядываясь назад, он говорит:

— Я ни разу не жалел о том, что выбрал авиацию, и если бы снова пришлось выбирать, пошёл бы тем же путём. Судьба посылала испытания, но при этом  сводила с замечательными людьми, я дорожу каждым мгновением прожитой жизни!  

Автор: Ольга Ромах, Роман Ищенко (фото)